2016-05-05

Этапы многоязычного пути: план и факт

Из неопубликованного вовремя
(изначально предполагаемая дата публикации — начало февраля-2016)

В начале 2015 года я разработал road map (в данном контексте это значит не только ‘черновик; набросок; вариант, подлежащий уточнениям’, но и буквально ‘схема движения’) с целью довести все мои языки до желаемого уровня. За прошедшие месяцы черновик дошёл до состояния, которое представляется близким к окончательному; более того, по текущему варианту можно не только планировать, но и контролировать выполнение. В виде таблицы это выглядит компактно, но, возможно, не очень понятно с первого взгляда. Излагаю в виде текста.

2013 год, лето-осень. В июле в местных новостях появилась новость о бесплатных языковых курсах (проект «Язык для успеха» Тольяттинской библиотечной корпорации), я и Рашида записываемся на татарский и украинский, с сентября начинаем учиться. Я создаю сайт «Многоязычие» и формулирую в первом приближении свои языковые цели (в последнем абзаце).
Уровень языков (в порядке значимости, который я уяснил чуть позже):
английский — B2 (все предшествующие годы я постоянно читал на языке и смотрел фильмы и передачи, но крайне редко разговаривал и мало писал; написание текстов на английском языке всё больше входит в мою жизнь по мере вовлечения в онлайн-образование);
немецкий — B1 (почти полное отсутствие практики — разве что прочесть небольшой текст изредка);
украинский — H (то есть heritage — язык, знакомый с детства, но без значимого опыта применения во взрослом возрасте; курсы «ЯдУ» дают мне практику, но почти ничему не учат);
арабский — A1 (почти полное отсутствие практики);
французский — B1 (почти полное отсутствие практики);
испанский — A1 (почти полное отсутствие практики),
татарский — 0/A1 (темпы освоения материала на курсах «ЯдУ» для меня очень низкие, после двух недель занятий я перехожу из начинающей группы в продвинутую, но её затем упраздняют, и я почти перестаю заниматься аж до декабря, решив, что лучше затем наверстать, поскольку это даст правильную скорость сближения с языком).

2014 год, зима-весна. Наконец-то предельно чётко формулирую список языков, определяю текущий и желаемый уровни по каждому языку и прикидываю сроки достижения целей (получается 2014–2017 гг.), обобщаю свои методические познания. В мае заканчиваются курсы «ЯдУ», в июне мы с Рашидой получаем дипломы.
Уровень языков:
английский — ↑C1 (практика приносит свои плоды: грамматические недочёты исправляются, лексикон растёт не по дням, а по часам);
немецкий — B1 (по-прежнему нет практики);
украинский — H (курсы «ЯдУ» дают практику, но почти ничему не учат; объявление ТБК, что в следующем году украинский будет только для детей, особо не расстраивает: я понимаю, что в любом случае заниматься нужно самостоятельно);
арабский — A1 (нет практики);
французский — B1 (нет практики);
испанский — A1 (нет практики),
татарский — A1 (я догоняю группу; на следующий учебный год обещают продолжение, но я понимаю, что мне нужны и другие занятия — и записываюсь на курсы на платформе Ана Теле, а также подбираю тексты для чтения).

2014 год, лето-осень. Начинаю заниматься самостоятельно: нахожу в Интернете мединский курс арабского языка, читаю на татарском и украинском, занимаюсь онлайн-учёбой на английском, в ноябре открываю существование разговорного клуба при местном Центре немецкого языка — партнёре Института Гёте.
Уровень языков:
английский — C1 (прогресс внутри ступени);
немецкий — ↑B2 (язык восстанавливается с удивительной скоростью);
украинский — H (практика только пассивная: чтение, слушание);
арабский — A1 (практика только пассивная: чтение, слушание);
французский — B1 (нет практики);
испанский — A1 (нет практики),
татарский — A1 (практика только пассивная: чтение, слушание — уведомление о том, что на курсах на Ана Теле наконец-то появилось место и я могу начать заниматься, придёт только в декабре, а обещанное продолжение курсов в ТБК всё никак не происходит).

2015 год, зима-весна. Наконец-то начинаются занятия в продолжающей татарской группе (теперь под покровительством национально-культурной автономии татар г. Тольятти), а в немецком центре с нового семестра организуется группа C1. Теперь воскресенья у меня серьёзно посвящены языкам. Кроме того, я в первом приближении составляю методическую систему достижения и поддержания многоязыковой компетентности и начинаю работать с программой Anki. (В тот момент я осмысливал это как второй этап — поскольку к языкам, изучаемым с осени 13-го, добавился ещё один, немецкий. Сегодня я скорее каждый семестр воспринимаю как отдельный этап; в дальнейшем каждые полгода начинаются либо самостоятельные занятия с очередным языком из списка, либо занятия с преподавателем.)
Уровень языков:
английский — C1 (прогресс внутри ступени);
немецкий — B2↑C1 (в феврале, когда начался курс C1, я ощущал себя на B2 — и был по уровню языка четвёртым из пяти человек в группе, к маю стал вторым и ближе к C1);
украинский — H (только пассивная практика);
арабский — ↑A2 (практика только пассивная, однако свои плоды принесло выполнение упражнений в хрестоматии Н. Ковыршиной и работа с Anki);
французский — B1 (нет практики);
испанский — A1 (нет практики),
татарский — ↑A2 (курсы на Ана Теле, плюс продолжение курсов в ТБК, плюс серьёзная самостоятельная работа).

2015 год, лето-осень. Преподаватель татарского языка перебирается в языковой центр John Parsons (альянс ТБК и татарской НКО больше не функционирует), в том же центре есть курсы арабского. Воскресенье из серьёзно посвящённого языкам становится предельно упакованным: до обеда — арабский + татарский (в сумме — 3 часа), после обеда — продолжение курса C1 в ЦНЯ (3 часа). Составленное ранее недельное расписание, в котором не предусматривалось выходных (точнее, выходным считалось воскресенье, в общем, оно и было выходным — от самостоятельных занятий), становится всё труднее соблюдать: перегрузка. Пересматриваю расписание занятий (привязываю уроки к календарю хиджры) и в очередной раз уточняю генеральный план: ощутимые успехи побуждают повысить планку конечных целей — при этом приходится продлить «работу на повышение» на один год.
Уровень языков:
английский — ↑C2 (в немалой степени благодаря соответствующему MOOC’у);
немецкий — ↑C1 (и даже приближаясь к C2);
украинский — H (только пассивная практика);
арабский — A2 (некоторый прогресс внутри ступени, могло бы быть значительно лучше);
французский — B1 (нет практики);
испанский — A1 (нет практики),
татарский — ↑B1 (небольшая группа, хороший темп, улучшение методик).
В немецкой и татарской группах я занимаю идеальную позицию — вторую: с одной стороны, рядом есть соученик, до которого можно расти и у которого можно учиться, — с другой стороны, есть те, кому можно что-то объяснять и таким образом тоже учиться.

Продолжение, разумеется, следует.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Этот пост можно прокомментировать на +странице автора по адресу, указанному в комментарии выше.

(Комментарии блога используются только для ссылок на сообщения в +ленте.)

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.